Михаил Хазин “О роли молодежи в Современной России”

Хазин Михаил

Интенсивность различного рода кризисных событий в мире в последнее время все время нарастает. Это, конечно, можно списать на солнечную активность, остановку Гольфстрима или еще что, но опытные эксперты, в общем, уже все поняли. Речь идет о том, что мировая финансово-экономическая система, которая сложилась по итогам Бреттон-Вудской конференции в 1944 году, подошла к порогу своих возможностей.

Напомню, что именно в рамках этой конференции были созданы такие известные на сегодня институты, как МВФ, Мировой банк и ГАТТ (ныне именуемое ВТО). Но еще одним и, быть может, ключевым элементом этой системы был доллар США и его регулятор – Федеральная резервная система США. До 15 августа 1971 года доллар был привязан к золоту, после этого события (второго в ХХ веке дефолта США) доллар стал эмиссионной валютой. И возможность эмиссии была ФРС использована в полной мере, прежде всего для стимулирования частного спроса через рефинансирование долга.

Однако сегодня накопившийся долг делает продолжение этой политики невозможным: даже при практически нулевых ставках кредита для банков, они уже не могут продолжать кредитование – доходы заемщиков падают. Когда произойдет следующий этап кризиса (сравнимый по масштабу с осенью 2008 года, но сильно более разрушительный для долларовой финансовой системы) пока не очень понятно, но более или менее ясно, что не позднее начала 2016 года. И в этой ситуации сохранить долларовую систему для всего мира не удастся.

В этой ситуации все элиты, что мировые (финансовые, американские и китайские), что региональные, начинают лихорадочно искать какие-то пути спасения и сохранения своих богатств, своего статуса и своих полномочий. И делают при этом массу ошибок, подчас – для себя катастрофических, особенно это, на нынешнем этапе, касается элит региональных. Просто потому, что они выросли как элиты в рамках старой модели, парадигмы, а она естественным образом заканчивается … Именно по этой причине так обостряется ситуация в мире – слишком многие совершают резкие движения из страха слишком много потерять.

В России ситуация, в чем-то, много лучше, чем в других странах мира. Но у нас есть очень серьезная проблема: если страны Запада уже привыкли к своей системе и, в общем, не очень представляют себе, что такое принципиальной изменение всей финансово-экономической модели, то у нас подобный негативный опыт есть. И все общество с ужасом представляет себе перспективу повторения начала 90-х годов.

При этом предстоящий кризис, в некотором смысле, будет страшнее кризиса начала 90-х. Дело в том, что тогда, в общем, было понятно ЧТО строить – если социалистическая система не получилась, будет строить капитализм. В Бреттон-Вудском варианте. Ну и, соответственно, получать лекала из Вашингтона. Со всеми вытекающими, даже уж не буду повторяться. Экономические лекала, кстати, мы до сих пор получаем из этого самого Вашингтона.

К сожалению, уже абсолютно всем ясно, что лекала эти, которые до недавнего времени, все-таки, давали нам какой-то кусок в рамках международного разделения труда, сегодня явно не работают. Если в 2000-е годы мы, за счет продажи энергоресурсов, получали довольно большие деньги, которые позволяли повышать уровень жизни населения, то сегодня и цены больше не растут, и давление на нас сильно увеличилось. И не нужно считать, что дело в Крыму или Украине – поскольку в других регионах мира происходит то же самое: США пытаются за счет других стран поддерживать уровень жизни своего населения. И чем больше это не получается, тем сильнее оказывается давление.

Все вышесказанное означает, что тот тренд на ослабление нашей зависимости от бреттон-вудской модели (протащенной в нашей стране Гайдаром и его нынешними последователями в виде «Вашингтонского консенсуса»), который начал формироваться в последние месяцы, будет все более и более усиливаться. Да, либеральная группа во власти, которая сегодня полностью определяет контуры финансовой и экономической политики, будет отчаянно сопротивляться, заниматься стратегическим саботажем (как сейчас она пытается торпедировать идеи импортозамещения, и через ужесточение кредитно-денежной политики, и через повышение налогов, и через создание бюрократических барьеров), однако объективные обстоятельства все равно окажутся сильнее. И вот здесь возникнет серьезная проблема.

Те, кто помнит 90-е годы, будет стараться любой ценой сохранить стабильность. Просто потому, что страх возврата тех времен сидит где-то в глубине. И этот нежелание возврата страшного времени (которое, как мы понимаем, все равно неизбежно) будет накладываться на естественное желание бюрократии сохранить все «как есть», поскольку: «хорошо сидим!». И чем дольше мы будем отказываться от перемен, тем жестче и страшнее они будут. И что делать в такой ситуации?

Необходимо искать такую группу населения страны, которая, во-первых, свобод на от въевшихся страхов, а, во-вторых, всегда готова к переменам. Такая группа только одна – это молодежь! И это значит, что, нравится это кому-то или нет, в ближайшее время роль молодежи в стране сильно вырастет. Причем не фиктивно, как это пытались сделать в рамках проекта «Наши» или «Молодая гвардия», а реально. И, тем самым, резко вырастает роль программ обучения этой самой молодежи. Сегодняшних программ. Потому что если ее правильно учить и воспитывать, то переход от бреттон-вудской модели к чему-то новому можно будет сделать конструктивным. А если нет – то он будет жестко деструктивным, возможно даже более жестким, чем в 90-е годы. Хотя бы потому, что сегодня у нашей страны уже нет того ресурса, который был тогда. И этот номер журнала будет посвящен как раз работе с молодежью, которая, как следует из вышеизложенного, станет в достаточно близком будущем главным трендом нашей жизни.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники